О проекте

Александр Сапега: "По-моему, мы изменили белорусскую реальность" (+фото/+видео)

 

Корреспондент Ultra-Music встретился с легендарным барабанщиком джаз-бэнда Apple Tea и организатором фестиваля "Барабанны Бiт" и поговорил о барабанщиках-самоучках, барабанных традициях США и белорусском менталитете.

"НАШИ САМОДЕЯТЕЛЬНЫЕ БАРАБАНЩИКИ ПРОПУСКАЮТ ОЧЕНЬ МНОГО В СВОЁМ СТАНОВЛЕНИИ"

– В большинстве белорусских групп играют самоучки. Как стать профессиональным барабанщиком?

– Мне кажется, что быть хорошим барабанщиком-самоучкой – скорее исключение. Ко мне приходят многие ребята: два-три месяца походят, потом у них, наверное, крылья вырастают или они думают, что понимают очень многое… И решают сами развиваться.

Буквально три дня назад приходил один начинающий мальчик. Я ему предлагаю поступать в училище. Он мне ответил: "Я не хочу в училище, потому что не хочу учиться". Я понял, что он не хочет калькированости, хочет независимости и своего стиля. Я на своём веку видел множество таких людей. Огромные толпы независимых людей, якобы ищущих свой путь. Я спрашиваю: "Кто твой кумир? Кого ты сейчас снимаешь?" Он говорит: "Я никого не снимаю принципиально". Я понимаю. Но ведь это как азбука! Сначала учишься читать, потом прочитал сказку Пушкина "О рыбаке и рыбке", потом больше-больше. И, может, ты не станешь писателем, но останешься грамотным человеком. Среди самодеятельных барабанщиков, я заметил, часто так бывает.

У барабанщиков-профессионалов свои нюансы. Многие не хотят развиваться самостоятельно, даже боятся этого. Они хотят идти в русле канонической академической культуры. И даже преподаватели говорят, что на барабанах не надо играть, достаточно одного малого барабана. Играйте на ксилофонах, виброфонах. Доходит до маразма: когда люди становятся взрослыми, они с удовольствием и прекрасно играют Чайковского, Сен-Санса, Мендельсона, но на ударной установке они не могут саккомпанировать элементарную битовую песню.

Мне кажется, получается хороший симбиоз, когда человек имеет музыкальную подготовку. Даже желательно, чтобы он не начинал с барабанов. А когда он с детства понимает, что такое сольфеджио, тритон, что такое петь чисто, что такое музыкальная литература. И когда он впитывает джазовую культуру.

Наши самодеятельные барабанщики пропускают очень много в своём становлении. В Америке такого не происходит. Даже самодеятельные барабанщики не могут брать уроки или сами что-то делать без оглядки на огромный джазовый пласт драмминга. А у нас могут пропустить. Это связано с тем, что джаз не пустил такие ростки.

У нас и маршевая культура не развита. Возьмём, к примеру, маршевую культуру в Америке. Сейчас у них это переросло в искусство. У них проходят соревнования, собирающие стадионы.

Мне не повезло. Началась рок-культура: Beatles, Led Zeppelin, Queen, Pink Floyd. На этом я воспитывался. Там драмминг простой, играть там было нечего. В классе девятом мы устраивали танцы и очень точно все копировали. Но мне всегда не хватало основы, я чувствовал, что корни в другом месте.

Рок-культура – это один из стеблей драмминга. Когда я поступил в консерваторию, музыканты научили меня свингу с понятием, что такое качать вторую и четвертую долю. Мне повезло, что у меня академическое образование. Если что-то не понимал, я просто мог это снять на ноты и в итоге сделать так, как это звучит на диске.

"НЕ ХОЧУ ОБИДЕТЬ НАШИХ ЛЮДЕЙ, НО У НАС МЕНТАЛИТЕТ: ВЫПИТЬ, ЗАКУСИТЬ И ОТДОХНУТЬ"

– У нас после Первой мировой войны отказались держать барабанщиков в армии. Как в США сумели сохранить эти традиции?

– Там они тоже играли военную роль. А с развитием техники убийств, когда она стала громадная, отпала нужда в поднятии духа, в сигнализации. Появились современные технологии.

В Америке то же самое происходило… Просто у них это по-другому. Там в каждом университете есть духовой оркестр. Лет двадцать назад у нас тоже в каждом университете и в некоторых школах, даже обычных, были духовые оркестры.

Двенадцать лет назад я работал в Польше на телевидении. Программа была связана с пожарными частями. В Польше при каждой пожарной части есть свой духовой оркестр. Они разные по своему уровню и культуре, но прямо завидуешь. Когда рядом играет седой старичок лет восьмидесяти и маленький тринадцатилетний мальчик. С одной стороны, это весело, а с другой чувствуется преемственность поколений. У нас этого нет. Но это не связано с государством, с тем, что оно не помогает или президент не следит. Это связано с менталитетом.

Не хочу обидеть наших людей, но у нас менталитет: выпить, закусить и отдохнуть. Нет кайфа в жизни: что-то сделать, не просто отдохнуть, а активно отдохнуть. Духовой оркестр – это просто хобби. Люди после работы собирались и с удовольствием отдавали своё свободное время игре. Что касается американцев, они это возвели до уровня шоу. Как в Бразилии проходят карнавалы, в США проходят парады духовых оркестров. Там настоящее шоу с великолепной техникой исполнения.

Есть очень хороший американский фильм "Drumline" о цирковых приёмах игры на барабанах. Главное не звук, а зрелище. Мне кажется, там людям интереснее жить. Потому что они захотели что-то сделать. А у нас даже хоккей не получается. Это не зависит от президента, он же вваливает в этот вид спорта кучу денег, а отдачи никакой. То ли не наше это, то ли надо людей заставлять немного думать. Заманивать…

Лет 15 назад я разговаривал с Йонасом Йочисом, директором фестиваля "Каунас-Джаз". Я говорю: "Вот вам повезло, у вас такие традиции джазовые и хорошие сборы на фестивале. Ганелин, Чекасин, Тарасов – трио, известное на весь мир". Он ответил: "Нет, когда мы начинали, было очень тяжело людей собрать. Только сейчас мы вышли в ноль". А прошёл уже пятый или седьмой фестиваль. Это была локальная культура и, с приобретением независимости, стало возможно всё, и исчезла вся оригинальность. Оказалось, что литовскому народу джаз не нужен. Организаторы начали их просто приманивать. Брали спонсоров, и к билету прилагались две кружки пива, к примеру, или шоколадка. И постепенно они наращивали свою публику.

– Во всем мире такая ситуация?

– Нет! В Венесуэле есть дирижер Дудамэль, он стал героем всей латиноамериканской культуры. Он делает много концертов. Огромная поляна, как рок-площадка, только с сидениями. Люди сидят, и этот концерт длится весь день. Кайфуют, с детьми… Мне трудно представить такое у нас.

Я знаю ответ. У нас аграрная культура. Мы живём сельскохозяйственным круговоротом. Посадили-собрали, посадили-собрали… Зимой мы что делаем? Мы не выходим из дома. Мы иногда собираемся, попоём. Попел – спать, потому что темно. Лапти сплёл, готовься к весне. И что может измениться в культуре, если человек переехал в город? Совершенно ничего! Он привык к этому укладу. Ему не нужен концерт, ему достаточно сходить к тестю с тёщей или куму и попеть, за столом посидеть, выпить. Он отведёт душу, и ему этого достаточно. Это грустно, что мы такие продвинутые: музыканты, художники, журналисты, – нам не нравится это. А что поделаешь? Такая страна. Можно уезжать отсюда, а можно что-то здесь делать.

Мне однажды грустно стало, что у нас ничего нет. Меня начали приглашать на разные конкурсы и фестивали выступить с мастер-классами или в жюри посидеть. И в 2005 году, возвращаясь с такого конкурса из Таллинна, я подумал: "Если уж в Эстонии миллион семьсот человек, и они проводят свой конкурс для барабанщиков, то у нас точно можно это сделать". И прямо из поезда я позвонил Саше Сторожуку. Он встречал меня на вокзале, мы пошли в привокзальный ресторан и в течение двух часов набросали точный план действия и правила для конкурса. Мы ничего не придумывали, а взяли всё лучшее, что видели в соседних странах и на американских конкурсах. Мы отдавали себе отчёт в том, что нам надоело ездить по другим странам и там кайфовать.

Я получил огромное удовольствие, когда в этом году Илья Степанов, победитель "Барабаннага Біта 2011", поехал на конкурс "Балтийская лига", куда приезжают литовцы, латыши и эстонцы, и взял первое место. Гордость переполняет, что сегодня он не только лучший молодой барабанщик Беларуси, но ещё и лучший в Прибалтике. Это то, что мы делаем уже семь лет. И получаем отдачу. Сейчас мы будем собирать восьмой фестивальный гала-концерт. Тысячный зал ДК МАЗ и билетов уже нет. По-моему, мы изменили белорусскую реальность.

Вот в чём проблема. В Советском союзе культуры общались между собой. Грузия, Литва, Латвия, Украина, Казахстан – в каждой стране были фестивали, друг друга приглашали. Сейчас приглашают только американцев. Мы потеряли соседские отношения. Поддерживаем их только с Киевом. Нас часто туда зовут. Баку был столицей советского джаза. А в Беларуси нет ни одного джазового фестиваля.

– Если взять выходцев из разных континентов, заметны ли у них различия в технике игры, заложенные ментально?

– Люди южного происхождения, безусловно, будут более ритмичными, если сравнивать их с северянами. Там намного теплее, и люди проводят больше времени на свежем воздухе. Я замечаю разницу. Как мой сын говорит, "нигерская игра". Но он вкладывает в это другой смысл. Это очень мощная игра, которая поражает, но совершенно бессмысленная. Она создана для шоу. Это такая однобокость. Хорошо, когда присутствует и то, и другое. В игре выходцев из северных стран больше душевности, больше тонкости в исполнении. У них не сильно развит power drumming.

Мы недавно приехали с киевского фестиваля "Jazz in Kiev". В первом отделении играл барабанщик из Норвегии и американец Саймон Филлипс – разница очевидна! Первый искал какой-то звук в барабанах: какие-то трески, подвывания, шёпоты. А Саймон Филлипс пришёл, влупил мощно – и все получили то, что хотели.

Я как-то был в Баку на барабанном фестивале. Туда приехал барабанщик-кубинец. Они ведь даже ходят по-другому, плавно. Когда здороваются – у них волна в руке :). Их не надо учить играть на барабанах, чтобы правильно двигались мышцы. Они широко играют. Южные народы могут шире играть, и у них триольности больше в исполнении, а у нас преобладает дуольность.

Я около двух лет изучал африканскую культуру, именно бит. И с этим парнем из Кубы мы сделали джем-сейшн. Я, уже зная африканскую культуру, которая в наибольшей степени повлияла на культуру Карибского бассейна, в определённый момент перешёл на триольность. И он так на меня посмотрел! С таким взглядом: "Откуда ты это знаешь?! Как такое может быть?" Хорошо обучаться. Когда обучаешься – становишься богаче.

"ОБЪЕКТИВНО ЛУЧШИЙ РОК-БАРАБАНЩИК – РИНГО СТАРР"

– Не так давно был изобретён инструмент hang drum. Как считаете, какие у него перспективы, и возможны ли ещё подобные изобретения в ударных инструментах?

– Я был поражён этим инструментом. Такое космическое звучание. Мне кажется, что у него большое будущее. С академической культурой он никак не соприкоснётся. Как маримбы не соприкасаются. Для неё пишутся совсем другие вещи. Когда исполнители играют на нём, пользуясь его техническими данными, – совершенно другое звучание. Будет писаться специальная музыка.

Я видел небольшой оркестрик: басовый, теноровый и сопрановый. Это как steel drums. На них играют металлическими палочками. Есть целые оркестры steel drum. Это своя специфическая культура. Гавайская культура. Гавайи для меня – это гавайская рубашка и steel drums. Там это чётко вошло в народную культуру. Меня только радует появление подобных новых инструментов, но это, к сожалению, к барабанам никак не относится :) Совершенно другая техника. Ведь и фортепиано – ударный инструмент.

– Как определить, есть ли у ребёнка предрасположенность к игре на барабанах?

– Это зависит от желания ребёнка. Мы все обладаем чувством ритма. Если у кого-то нет, его можно приобрести. Возможно, ты не станешь профессиональным музыкантом, но оно тебе поможет в будущем. Нужно смотреть за ребёнком. Если он барабанит ложками по кастрюлям – это первый признак того, что он будет барабанщиком. Хотя существует много историй, когда барабанщик становится бас-гитаристом.

– А кто, на Ваш взгляд, был лучшим барабанщиком в истории рок-музыки?

– Объективно, конечно же, это Ринго Старр. Тут не о чем говорить. Есть даже анекдот по этому поводу. Маленький мальчик писал письмо на Новый год, чтобы прислали ему барабаны. А на конверте подписал "Самому лучшему барабанщику". На почте письмо отправили Майку Портному. Майк Портной подумал: "Нет, Дэйву Вэйклу, наверное", – и переслал Вэйклу. В общем, пересылали его несколько раз, потом кто-то из них открыл конверт, а письмо начиналось: "Дорогой Ринго,…" :)

Что касается меня, я учился на игре Дона Бревера из группы Grand Funk Railroad. Я его чётко копировал. И роковая подача, и фразировка у меня осталась до сих пор даже в джазовой музыке. На меня иногда шипят "Тише, тише…". Фразировочка мощная. Роковая культура изначально во мне сидит очень плотно. Еще Джефф Поркаро, уже покойный. Он играл в группе Toto, в которой сейчас играет Саймон Филлипс, с которым мы познакомились две недели назад в Киеве. Много снимал Стива Гэдда. Дэнис Чемберс, который недавно к нам приезжал. Я к нему подошёл, говорю: "Я вас снимал давно-давно". Он на меня так глянул. Очень приятно ему было.

"О ЧЁМ ГОВОРИТЬ, ЕСЛИ ДО НАШЕГО МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ ИНОГДА НЕ ДОСТУЧАТЬСЯ?"

– Как в советские времена удавалось доставать информацию и пластинки?

– Когда я начинал заниматься музыкой, уже ничего запрещено не было. Джаз стал частью академической музыки. Я влюбился в джаз благодаря центральному телевидению. Показали как-то трибьют-концерт Луи Армстронгу. Элла Фитцджеральд, Лайонел Хэмптон, Дейв Брубек, Куант Бейси. До этого я слушал и играл рок: Deep Purple, Uriah Heep. Но, когда я воочию увидел звёзд… У меня был магнитофон, я всё записал и эту плёнку потом заслушал до дыр. Позже я смотрел этот фильм на видео, когда только появились видики. Мне было страшно интересно сверить свои чувства: когда я был маленьким и когда я играл на втором курсе консерватории – одинаково. Когда играют звёзды, это поражает прямо в сердце.

Тогда уже были польские грампластинки. Польский джаз тогда и сейчас находится на высоком уровне. Информации, конечно, не хватало. Нам очень повезло, что в Минске жили братья Рабиновичи. Мы у них брали записи. Они студентам из Африки давали денег, те ездили в Западный Берлин. Там набирали последние пластинки и привозили. Эти братья копировали всё на плёнку, а мы покупали. Было такое музыкальное подвижничество. Понятно, что братья просто зарабатывали деньги. Понятие о современной западной музыке у нас было выше, чем в России. Что касается Минска, это был нонсенс. Я когда в армию пошёл и разговаривал с ребятами-музыкантами – они лохи были по сравнению со мной. Причём, мы слушали последнее. Только вышел альбом "Friends" Чик Кориа – через месяц я его уже слушал со светомузыкой!

Рабиновичи сейчас живут в Америке. По-моему, в Нью-Йорке. И держат такой же магазин по продаже дисков, только шансон продают. То, что там нужно русским. Здесь они выступили просветителями. Два великих белорусских просветителя джаза и рока :)

– Странно, что на "Славянском базаре" есть день шансона, а дня джаза нет…

– Он был вначале, но его отдали для Владимира Фейертага. Но, как и все россияне, он потянул своих. Я не знаю, как сейчас. Когда мы выступали, он был на второстепенной площадке. Да, это показатель нашей культуры. Шансон у нас есть, а джаза нет.

Недавно я случайно наткнулся на российский канал, там был Михаил Звездинский. Он был резко против этих фестивалей. Блатная песня, которую прозвали шансоном, – это мусор. Шансон – это городской романс. Это слово неправильно вставлено в нашу культуру и сейчас приобрело неправильное значение. Это просто блатняк. Сам Звездинский говорит, что хотя бы отсидел двенадцать или четырнадцать лет, а про взаимоотношения в тюрьме песен не писал. Люди просто экспроприировали эту тему и занимаются наглым вытягиванием денег с не очень образованных людей, которым достаточно три аккорда и простые схемы лирического характера. Это говорит о том, что культурой народа надо заниматься серьёзно, а не просто ратовать и призывать, чтобы все были культурнее.

О чём говорить, если до нашего министра культуры иногда не достучаться. Я на фестивали два года подряд приносил пригласительные. Министра всегда не было, я оставлял их его заместителю, и просил: "Хоть кто-нибудь, сходите". В ответ ожидая какой-нибудь звонок: "Спасибо, это было хорошо" или "Плохо, зачем вы меня пригласили?". Но скорей всего никто не приходил. А это их задача: ходить и смотреть, чем дышат народ, куда идёт культура народная. Академическая культура сама справится.

– Некоторые профессиональные музыканты взволнованы тем, что сейчас началась повальная любовь к направлению "дабстеп". Аргументируют они это тем, что люди, выросшие на этом направлении, не смогут воспринимать серьёзную музыку. Что Вы думаете по этому поводу?

– Если человек культурный, он поймёт, что это музыка для танцев, для ног, скажем так. А для души – немного другое. Интеллигентный человек отделяет зерна от плевел. Есть же и польки, и люди их танцуют… Но, правда, джаз не слушают :) Получается, что есть угроза. Если человек больше переходит на ноги, то он отбивает голову. Ему надо или выпить водки и потанцевать польку, или выпить водки с бёрном и потанцевать дабстеп – разница небольшая :)

Нужно спрашивать себя: что ты делаешь для культуры. Лично я не хочу отсюда уезжать. Мне здесь нравится природа, но я хочу, чтобы здесь было лучше, окружение лучше. Для этого я что-то делаю. Я вижу, что людям это нравится, многие подходят и меня благодарят. Приятно ощущать, что и в следующем году это будет. Уже создалась культурная среда. И басисты сделали свой конкурс. Если каждый будет на своём месте – что-то у нас интересное будет. К нам приезжают гости из заграницы, они впечатлены уровнем организации и уровнем музыкантов. К сожалению, для многих Беларусь остаётся закрытым государством в плане культуры.

Нам становится интереснее жить. Мы понимаем, что это страна аграрной культуры, страна пожилых людей. Ни аграрная культура, ни культура пенсионеров не совпадают с нашей. Но это не значит, что она останется такой. Люди становятся другими и с появлением таких фестивалей, как "Барабанны біт", окружение будет меняться.

– Какие перспективы у "Барабаннага біта"?

– У нас конкурс проводится раз в два года. В этом году мы думали сделать конкурс для младшей группы. Часто приезжают ребята 15–16 лет и соревнуются с ребятами 25–28. Это большая разбежка. Видно, что перспективный, но немного не дотягивает. Ему нужен какой-то знак. Мы их отмечаем специальными призами, специальными грамотами. И мы решили сделать конкурс до 18 лет. Но не получилось. Пришло только три заявки. Но это не значит, что не надо работать в этом направлении. Нужно, чтобы это дошло до каждой музыкальной школы, чтобы у них появилось стремление развиваться. Мы вернёмся к этому формату. Мы его назвали "Барабаны біт junior". Я думаю, что и количество девушек начнёт увеличиваться. Я не считаю, что девушка-барабанщик – худшая копия барабанщика-парня. Все мы рождаемся с чувством ритма.

Текст: Евгений Карпов, Ultra-music.com


Чтобы оставить свой комментарий к этой публикации, войдите в систему. Нам важно ваше мнение!

Или авторизируйтесь посредством:

 

Комментарии

все верно... и печально

+1
0
-1

Саша все совершенно правильно говорит.

у нас в народе не существует музыки как хобби для человека, которого в детстве УЧИЛИ музыке. все те западные или бразильские обыватели, которые в свободное время музицируют для себя и активно слушают... интересуются культурой - их в детстве этому учили. или в школе, или родители, но - УЧИЛИ, причем серьезно - они знают нотную грамоту, сольфеджио, понимают разные стили, историю музыки... да что там Запад - в нищей Боливии и полунищей Венесуэле существуют гос. программы обучения всех!!! детей музыке - они там в школах каждый год или два осваивают новый муз. инструмент!

у нас (и в Росссии) ни маленьких детей ни школьников музыке не учат СОВСЕМ! (в муз. школы ходит ноль целых сколько-то сотых процентов детей). пока это кардинально не изменится, у нас будут рулить шансон, попса, электродэнс и еще всевозможная малограмотная рок-самодеятельность. и никакая пропаганда хорошей музыки не поможет - она так и останется нишевой маргинальной культурой. а вот в Японии например занятия школьников КУЛЬТУРНЫМИ дисциплинами (и музыкой и живописью и пр.) занимают больше четверти учебной программы. в итоге в Японии на фестивали даже классической музыки билеты продаются сотнями ТЫСЯЧ...

 

Вроде все правильно написано,

+1
0
-1

Вроде все правильно написано, и у gene_d тоже. но нет ответа на главный вопрос. Почему при все-таки довольно большом количестве классных музыкантов в т.ч. барабанщиков, нет у нас в стране нормальной музыки. Можно пенять на менталитет и все такое, но музыканты-то вырастают, вопреки всему. А музыки от них не дождешься. И у меня есть предположение почему. Специалисты вроде А. Сапеги выращивают маньяков от инструмента, а не музыкантов. Это касается не только барабанов. Технически все они отлично подкованы, все элементы отработаны, все снято-переснято, но сама музыка остается за бортом. Главным для этих исполнителей становиться презентация себя, посмотрите мол как я умею, какие трюки и финты могу слабать. Кумирами у наших музыкантов являются, скажем, Дэйв Векл и Стив Смит у ударников. Сыграть навороченную сольную пьесу Виктора Вутена с применением всех известных науке приемов - то к чему стремятся бас-гитаристы. Самолюбование - вот что, к сожалению, в большинстве случаев становиться главным.

"Мне не повезло. Началась рок-культура: Beatles, Led Zeppelin, Queen, Pink Floyd. На этом я воспитывался. Там драмминг простой, играть там было нечего" - эта фраза о многом говорит. В почете у нас только джаз. Остальное - это фуфло. Причем, под джазом прежде всего подразумевается чисто техническое лабство а-ля Mezzoforte, к примеру. Там есть где развернуться и показать себя. Функции, например,грува и фундамента в рок музыке это ж так неинтересно. Имена Джона Бонэма и Джон Пол Джонса нашим молодым музыкантам не говорят ровным счетом НИЧЕГО. (Не верите - проведите опрос))) Хотя тот же Стив Смит по-молодости, и глупости наверное, обожал Бонэма и даже, о ужас, играл в рок группе. Конечно же не только он. В том другом мире всякая музыка хороша, и играть три ноты так что зрителей колбасит не считается чем-то зазорным. Но почему-то белорусские музыканты, как стар так и млад, часто стремяться играть лишь то, что круто выглядит со стороны, забывая при этом о музыкальной составляющей и о творчестве. Что мы имеем в итоге? Творить у нас пытаются в основном люди без образования, для которых хобби перерастает в нечто большее, хотя элементарного умения играть часто не хватает. Профессионалы же рады довольствоваться ролью сессионщиков у говнопопсовиков, лабней каверов в ресторанах (кушать-то надо) и друг для друга на фестивалях-конкурсах. Вот так и живем.

 

RSS

RSS-материал

награды Experty.by

рецензии и аудиозаписи

алфавитный каталог

  • более 350 альбомов
  • онлайн-прослушивание
  • описания и рецензии
  • ссылки на легальное скачивание

Последние комментарии

 
 
Developed by Lynxlab.net