О проекте

"Песняров" хотели уничтожить уже на второй год существования

 

Даже спустя 6 лет после смерти в биографии Мулявина осталось много загадок. Интервью Владимира Пучинского "На издание антологии "Песняров" у государства не нашлось денег", опубликованное в "Комсомолке" от 29 октября этого года, было воспринято в штыки одним из основателей ансамбля Владиславом Мисевичем.

Музыканта возмутили утверждения Владимира Пучинского о том, что "Песняры" были в советские времена "священной коровой", неприкасаемыми, а руководитель коллектива Владимир Мулявин не владел нотной грамотой. (Читайте так же: На издание антологии "Песняров" у государства не нашлось денег)

С одной стороны. на сегодняшний день Мисевич - патриарх "Песняров". Никто лучше его не знает, чем жил коллектив на протяжении 40 лет. Мисевич работал с Мулявиным с самого первого дня.

С другой стороны, есть основания для самостоятельных выводов и у Владимира Пучинского. В 2003 году он собирал материалы для издания антологии "Песняров", изучал разные источники, беседовал со многими людьми.

И поскольку правда всегда находится где-то посередине, мы решили устроить очную ставку оппонентам и снять спорные моменты в результате эмоциональной и честной беседы. Оба охотно согласились.

О НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ "ПЕСНЯРОВ"

Корр.: Владимир, на чем ты основывал утверждение, что Мулявин и "Песняры" были неприкосновенной "священной коровой"?

Пучинский: Так высказался один из бывших руководителей Минкульта.

Мисевич: Фамилия?

Пучинский: Влад, ну ты же понимаешь… Да, в первые годы к "Песнярам" цеплялись по поводу и без. Но если бы музыканты КЭБа ничего из себя не представляли, то и собирать будущих "Песняров" не было бы из кого. Собрав коллектив, назначили лидера, человека, в творческом плане наиболее яркого. Им стал Мулявин. И сначала проблем у коллектива было много. Но когда "Песняры" доказали свою состоятельность, вышли на всесоюзный уровень, были изданы первые альбомы, статус их резко изменился.

Корр.: Владислав, что ты можешь на это возразить?

Мисевич: Владимир в интервью утверждает, что "Песняров" создали, Мулявина - назначили. Извиняюсь, это полный бред! Мы сами создали себя! И те проблемы, о которых он справедливо упомянул, мы сами преодолевали.

И это было условие музыкантов: руководителем должен быть Мулявин. И к нам прислушались… Потом прислушались к нашему настойчивому желанию петь, а не только аккомпанировать. Петь нас всех, кроме Мулявина, который руководил еще и вокальной группой в военном ансамбле танца, учил Эдуард Мицуль. Так вот "Песняры" и создавались. Естественным путем, без назначений сверху!

Корр.: Владимир, говоря о "священной корове", ты ведь наверняка был в курсе скандалов вокруг ансамбля...

Пучинский: Вспомним программу "Через всю войну", в которой местные чиновники от культуры узрели нечто такое, что выходило за рамки тогда дозволенного. Уж очень непраздничными были эти песни! И если бы не положительная реакция со стороны ЦК КПБ, "Песняры" могли бы исчезнуть навсегда.

Корр.: Владислав, вы всегда искали поддержку в Москве?

Мисевич: В то время как здесь нас пытались задушить, в Москве на конкурсе нас признали победителями. И мы поняли: этим следует пользоваться всегда. Но неприкасаемых в СССР не было! Вспомним 1971 год, город Волжский. Без нашего согласия начали телесъемку концерта. Ужасный звук, запись с одного микрофона. Мы, правда, пришли к согласию: снимать только первое отделение. Но телевидение работало и во втором. Тогда по просьбе Мулявина я отключил тот самый микрофон. На следующий день нам пообещали самую "сладкую" жизнь. Мы приехали в Краснодар, где нам показали "Комсомольскую правду" со статьей под рубрикой "Ну и ну!".

Корр.: И чем конкретно вас наказали?

Мисевич: С эфиров мгновенно сняли все наши песни, отменили все концерты. Нам было самое время уходить в ресторан. Позже знакомые комсомольцы открыли тайну: всех нас хотели призвать в армию. Но у Кашепарова и Борткевича были "белые" билеты, а мы все уже отслужили. И нас отправили в отпуск за свой счет на неопределенное время.

Корр.: Не тогда ли попытались избавиться от Мулявина?

Мисевич: Именно тогда. Мы разъехались из Минска и стали выжидать, понимая, что нас пытается похоронить уже Москва под рубрикой "Ну и ну!". Но случилось неожиданное: на экраны вышел фильм "Мировой парень" с песней "Березовый сок" в нашем исполнении. Она нас спасла: песня зазвучала повсюду. Меня вызвали в Минкульт и сказали: Мулявин - не та фигура, которая должна стоять во главе ансамбля. Что вы думаете относительно Валентина Бадьярова (талантливый музыкант, который играл в "Песнярах", создавал ансамбль "Сябры", сегодня живет и работает в Германии. - Ред.)? Вам решать… И отправили с концертами по БССР, без Мулявина.

Корр.: Ты говоришь - зажимали. А тут такая демократия: решайте сами…

Мисевич: Я тогда сказал: будем стеной стоять, не первый раз. Кстати, Валентину ничего не сказал, и он промолчал. Допускаю, что замещать Мулявина он не хотел. Мы обо всем сообщили Мулявину. Он прилетел, его оставили, но заставили нас начать все с начала, с участия в республиканском конкурсе. А что было делать? Мы выиграли этот конкурс, затем еще раз всесоюзный, на котором и познакомились с Пахмутовой. Так что "Песняры" никак не были "священной коровой". Всего мы всегда добивались сами.

О ГРАМОТНОСТИ МУЛЯВИНА

Корр.: Не найдя в архивах филармонии клавиров, написанных рукой Мулявина, Владимир Пучинский предположил, что лидер "Песняров" слабо владел нотной грамотой.

Пучинский: Я лишь высказал догадку, что у Мулявина были проблемы с написанием клавиров. Если бы они нашлись, нотный сборник его песен составлялся бы на их основе. Во время сбора материалов по наследию Мулявина в Институте проблем культуры нас обязали работать только с официальными источниками. И нашлось буквально пять-шесть нотных листков, которые называть клавирами было нельзя. Как такое могло произойти? На это нам отвечали: ну, понимаете, это же "Песняры"… Видно, Мулявину действительно было позволено обходить правила. Но вопрос в другом: были ли партитуры вообще? Бывший библиотекарь филармонии сказала: может, и не было. Это ведь "Песняры".

Мисевич: У Мулявина не было высшего музыкального образования. Но он самородок! У него были абсолютный музыкальный слух, прекрасная память, он владел фортепиано в той степени, чтобы прочитать клавир.

Корр.: Но чтобы получать авторские, ноты все равно необходимо было сдавать в библиотеку филармонии. Владислав, как с этим обстояло дело в первые годы "Песняров"?

Мисевич: Первые десять лет в "Песнярах", кроме Мулявина, никто аранжировками не занимался. Мулявин прекрасно чувствовал поэзию. И его музыку не нужно читать в клавирах. Нашел - читай, не нашел - послушай! И никто из нас тогда не мог ничего писать за Мулявина.

P.S. Прощаясь, участники этой очной ставки пожали друг другу руки.

Текст: "Комсомольская правда в Белоруссии"


Чтобы оставить свой комментарий к этой публикации, войдите в систему. Нам важно ваше мнение!

Или авторизируйтесь посредством:

 

RSS

RSS-материал

награды Experty.by

рецензии и аудиозаписи

алфавитный каталог

  • более 350 альбомов
  • онлайн-прослушивание
  • описания и рецензии
  • ссылки на легальное скачивание

Последние комментарии

 
 
Developed by Lynxlab.net